В конце 1954 года Георгий Макисмович Шубников был назначен руководителем для строительства будущего космодрома Байконур. В первых числах января 1955 года его вызвали в Москву. Сначала состоялась беседа в ЦК (Центральный комитет), а затем его принял С.П.Королев. На стене висела схема космодрома. Королев подробно рассказал о ракете, для которой должен строиться космодром. Затем к схеме подошел главный инженер проекта А.А.Ниточкин. Названные им примерные объемы строительных работ поражали воображение. Менее, чем за два года, нужно было переработать десятки миллионов кубометров земли, уложить сотни тысяч кубометров бетона, десятки миллионов штук кирпича, построить сотни километров железных и автомобильных дорог, смонтировать десятки тысяч тонн металлоконструкций, изготовить и смонтировать сотни тысяч кубометров сборного железобетона, соорудить тысячи километров инженерных сетей, выполнить многие миллионы квадратных метров штукатурных, малярных, кровельных и изоляционных работ и многое, многое другое.

Именно здесь, в кабинете Королева, Георгий Максимович осмыслил те грандиозные перспективы, что открываются перед страной с созданием этого необычного сооружения. «Отсюда мы шагнем в космос», – заключил Сергей Павлович. Шубников на прощание сказал коротко: «Сделаем. Постараемся не задержать вашу работу ни на один день…».

Королев по достоинству оценил слова Шубникова, и не раз показывал, сколь велико его доверие к Георгию Максимовичу. А дружеские отношения связывали этих двух гигантов интеллекта, воли и духа вплоть до смерти Шубникова.

27 апреля 1955 года вечерним поездом Г.М. Шубников с двадцатью офицерами прибыли на станцию Торетам. Буквально с первых дней начались подготовительные работы.

В апреле же был уложен первый кубометр бетона в первое сооружение – автомобильную дорогу, связывающую железнодорожную станцию с будущей стартовой площадкой. Вскоре началась прокладка железнодорожного пути.

5 сентября 1955 года началось рытье котлована под старт.

В ночь с 4 на 5 апреля 1956 года пошел «большой бетон» – бетонирование фундаментной плиты под старт. Высота стартового сооружения равнялась высоте двадцатиэтажного дома.

15 мая 1957 года Государственная комиссия подписала акт о приемке стартового комплекса в эксплуатацию. 15 мая 1957 года состоялся пробный пуск баллистической ракеты.

Таким образом, старт был построен за год и четыре месяца. Военные строители проложили путь в космос. Г.М.Шубников воочию увидел результаты своего труда. При нем был запущен первый спутник, первый человек, все «Востоки» и «Восходы».

2 октября 1957 года Шубникову было присвоено очередное воинское звание – «генерал‑майор». Ветеран Байконура В.Молочный вспоминал, как в ответ на его поздравления Георгий Максимович грустно ответил: «Что звание? Молодость бы вернуть!».

В январе 1965 года у Шубникова ухудшилось зрение, он жаловался на расплывчатость предметов, головную боль, затруднения при чтении и письме, тяжесть в голове, онемение кожи в левой затылочной и шейной области. Он был направлен в госпиталь на стационарное лечение, но улучшения не наступало, тогда врачи решили отправить его в Москву. С.П.Королев прислал за ним свой самолет. С 5 по 15 июня Георгий Максимович находился в главном военном госпитале им.Бурденко, а затем был переведен в институт нейрохирургии. Но изношенный многолетней напряженной работой организм не справился с болезнью, и 31 июля 1965 года Г.М.Шубников скончался.

В его медицинской книжке сохранился паталого‑анатомический диагноз (протокол вскрытия № 202 от 2 августа 1965 года): «У больного имелся атеросклероз с преимущественным поражением артерий мозга и сердца, в связи с тромбозом сосудов развился очаг размягчения в правой затылочной доле мозга, в последующем возникли обширные очаги размягчения в варолиевом мосту и мозжечке, что привело к смерти больного».

10 лет возглавлял Г.М. Шубников строительство космодрома и города Ленинска. Большая стройка требовала большого руководителя, и Шубников оказался на должном уровне.