Ровно 60 лет назад были начаты летные испытания самой мощной отечественной ракеты Н-1. 21 февраля 1969 года был осуществлен первый пуск исполинского носителя, прозванного за гигантские размеры (105 метров в высоту) «Царь-ракетой».

Ракета Н-1 задумывалась, прежде всего, как грандиозный проект покорения космоса и выведения тяжелых космических аппаратов на околоземные и межпланетные орбиты. Техническое название «Н» было производным от «носитель», а после проведения летных испытаний ракета должна была получить названия «Раскат», «Наука-1».

Историк космонавтики В.Гудилин пишет: «Созданию ракеты Н-1 предшествовали исследования по возможности разработки ракет с двигателями на основе использования ядерной энергии, в результате которых была показана целесообразность создания тяжёлых ракет-носителей с использованием на всех ступенях жидкостных ракетных двигателей на освоенных компонентах топлива с применением в последующем водорода в качестве горючего и в перспективе – ядерных двигательных установок. Постановлением Правительства от 23 июня 1960 г. «О создании мощных ракет-носителей, спутников, космических кораблей и освоении космического пространства в 1960-1967 гг.,» предусматривалось проведение в 1960-1962 гг. проектно-конструкторской проработки и необходимого объёма исследований в целях создания в ближайшие годы новой космической ракетной системы со стартовой массой 1000-2000 т, обеспечивающей вывод на орбиту вокруг Земли тяжёлого межпланетного космического корабля массой 60-80 т, мощных жидкостных ракетных двигателей с высокими характеристиками, ЖРД на жидком водороде, ядерных и электрореактивных двигателей, высокоточных систем автономного и радиотехнического управления, систем космической радиосвязи и т.п.».

Как известно, правительство США, уязвленное приоритетом советских достижений в космосе, поставило задачу опередить СССР и первыми высадиться на Луне. В СССР такой задачи не ставилось. Но когда стало известно о проекте «Сатурн-Аполлон», и в Советском Союзе задумались о покорении Луны. Так началась «лунная гонка». Априори, у США было преимущество во времени и технологиях. Пока советские КБ «распылялись» на разные программы и конкурировали друг с другом, американские ученые спокойно работали и уже к началу 60-х годов четко знали, какую ракету нужно создать, какие аппараты построить, чтобы долететь до Луны.

К тому моменту, когда Королев еще только собирал кооперацию для проектирования суперракеты, в США уже проводились испытания самой мощной на тот момент ракеты в мире – «Сатурн-5».

На создание ракеты Н-1 повлияло несколько факторов, которые указывают историки. Б.Е.Черток писал: «Ракета H-1 должна была выводить на орбиту ИСЗ массой 40–50 тонн и разгонять до второй космической скорости полезный груз массой 10-20 тонн. Вторым этапом на базе этой ракеты предлагалось в период 1963-1967 годов создать носитель, выводящий на орбиту ИСЗ 60-80 тонн и разгоняющий до второй космической скорости 20-40 тонн. (…) Прошу читателя обратить внимание на цифры: 80 тонн на орбите ИСЗ – это максимум, на который замахнулись все главные конструкторы вместе взятые. Королеву, Келдышу, другим главным и всем советникам и заместителям, проектантам и конструкторам эти цифры сверху директивой правительства никто не диктовал. Так получилось, что на большее мы сами не решались. В истории «лунной гонки» это была наша первая проектная ошибка. Как ни горько признавать, эту идейную ошибку допустили и Королев, и Келдыш, и весь Совет главных. Надо было считать не то, что мы в директивные сроки можем требовать от ракеты-носителя, а то, что в действительности нужно для высадки на Луну и возвращения на Землю. Начинать считать тонны надо было с поверхности Луны, а не с поверхности Земли».

Американский «Сатурн-5», напротив, был рассчитан на вывод аппаратов массой 65 тонн к Луне. Вторая ошибка, по мнению многих экспертов, – неправильный выбор двигателей для Н-1. Б.Черток прямо указывает на разногласия между Королевым и Глушко: «Противоречия во взглядах на перспективу развития тяжелых носителей между Королевым и Глушко к этому времени обострились. Глушко оказался вначале оппонентом, а затем и открытым противником Королева по проблеме выбора компонентов новых ЖРД. Все предложения ОКБ-1 предусматривали использование для первой ступени новой тяжелой ракеты ЖРД на жидком кислороде и керосине. Для последующих ступеней имелось в виду использование двигателей на жидком водороде и, наконец, в далекой перспективе, ЯРД. Однако, несмотря на богатый опыт, который накопил Глушко и его коллектив с 1946 года по созданию кислородно-керосиновых двигателей, несмотря на создание в Химках уникальной стендовой базы для испытаний кислородных ЖРД, Глушко упорно предлагал для будущей тяжелой ракеты использовать ЖРД большой тяги на высококипящих компонентах: азотном тетроксиде и несимметричном диметилгидразине».

Королев настоял на своем и предложил создать двигатели на компонентах кислорода и керосина КБ Н.Кузнецова. Однако созданные двигатели для первой ступени обладали малой тягой – не более 160 тс, поэтому на первой ступени – блоке «А» устанавливались двадцать четыре двигателя по 150 тс тяги у Земли (в лунной программе первая ступень потяжелела до 30 двигателей каждый по 171 тс). Конструктивно Н-1 состояла из 5 ступеней. На второй ступени (блоке «Б») стартовой массой 561 тонну, было установлено 8 двигателей с единичной тягой 179 тонн и суммарной 1432 тонны. На третьей ступени (блоке «В») стартовой массой 189 тонн было установлено 4 двигателя НК-с единичной тягой 41 тонну и суммарной 164 тонны. На четвертой ступени (блоке «Г») стартовой массой 62 тонны был установлен 1 двигатель с тягой 45,5 тонны. На пятой ступени (блоке «Д») стартовой массой 18 тонн был установлен 1 двигатель с тягой 8,5 тонны. На основе этой ступени впоследствии был создан разгонный блок ДМ, который после модернизации используется и в настоящее время.

Это нагромождение ступеней не могло не усложнить работу двигателей и ракеты в целом. Ракета Н-1 стартовала с 1969 по 1972 годы 4 раза. И каждый раз неудачно. Причиной аварий были как раз сбои в работе двигателей первой ступени ракеты. Об этом открыто говорили и специалисты. А.М. Исаев в беседе с Б.Е. Чертоком сказал: «А вот вы с Н-1, по-моему, крепко влипли. Я не хочу быть пророком. Уверен, что двигателя у Кузнецова скоро не будет. То есть металла в Куйбышеве наделать могут много. Мощности там колоссальные. Но отработать надежность для такой ракеты – да еще когда вы

поставили только на первую ступень 30 бутылок по 150 тонн!»

Смерть С.П. Королева в январе 1966 года до крайности осложнила подготовку лунному проекту. Не все ладилось с испытательными полетами лунного корабля Л-3, до испытаний Н-1 было еще далеко.

Таким образом получилось, что первый испытательный старт Н-1 был проведен 21 февраля 1969 года (на 69 секунде была выдана ложная команда на выключение всех двигателей, вследствие чего последовал взрыв носителя на высоте 12,2 км, и ракета упала в 52 километрах от стартовой позиции), всего за 5 месяцев до старта «Аполлона-11» и высадки 20 июля 1969 года американцев на Луне.

Поэтому и второй пуск Н-1, завершившийся аварией на 23-й секунде пролета и разрушивший стартовый стол, вряд ли что мог изменить в «лунной гонке».

Третий пуск был проведен еще в надежде отработать носитель, но и 27 июня 1971 года Н-1 постигла неудача: ракета едва не долетела до 31 площадки и врезалась в землю в 5 км от нее.

Четвертый, и последний пуск Н-1 прошел 23 ноября 1972 года. В головной части ракеты были установлены беспилотный лунный орбитальный корабль ЛОК (11Ф93) и макет лунного посадочного корабля ЛК (11Ф94) комплекса Л3. Но «генеральная репетиция» полета на Луну вновь не удалась. На 107 секунде полета разрушился насос окислителя, и Н-1 потерпела аварию.

Фактически, это был приговор Н-1. К тому времени американцы закрыли программу полетов на Луну. «Лунная» гонка была окончена.