К.В. Герчик родился 27 сентября 1918 года в деревне Сороги (Слуцкий район, Минская область). Окончил 2-е Ленинградское артиллерийское училище (1940 г.). Участник Великой Отечественной войны с первого до последнего дня.
На космодроме Байконур служил в должностях: начальник штаба полигона (с 2.07.1958 г.), начальник полигона (1958-1961 гг.). Пострадал в трагедии 24.10.1960 г. при взрыве ракеты Р-16. Участвовал в проведении запуска первого искусственного спутника Земли, запусков космических аппаратов к Луне и других космических программах. Кандидат военных наук (1967 г.), генерал-полковник (1976 г.). Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени, Кутузова 3 ст., Отечественной войны 1 ст., орденом Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и медалями.
Скончался 24.06.2001 г., похоронен на Троекуровском кладбище, г. Москва.
В своей книге «Прорыв в космос» К.Герчик рассказывает историю своего назначения на полигон и делится первыми впечатлениями: «В начале июня 1957 г. в ракетной инженерной бригаде, которой мне довелось командовать шла напряженная боевая учеба. Неожиданно меня вызвали на Полигон № 5 (космодром Байконур). Сборы, как бывает в таких случаях, не были долгими. После уточнения задачи немедленно вылетел на Полигон. Память сохранила впечатления от этого полета. Природа на глазах резко менялась. Особенно это было заметно во время посадок самолета — сначала в г. Актюбинске, а затем в аэропорту Джусалы. Ощущалась изнуряющая жара, горячий воздух напоминал сухой пар финской бани. Не радовала глаз выжженная солнцем и без того скудная растительность. С высоты полета на фоне безоблачного неба все казалось желтым и унылым. В то время Полигон уже действовал, на нем проводились испытания. Объекты первой очереди строительства были приняты и введены в постоянную эксплуатацию. Митрофан Иванович Неделин находился на Полигоне. Встречаться с ним по службе приходилось довольно часто. Впервые это было в 1955 г., когда он нам, командирам первых ракетных бригад (их насчитывалось тогда единицы), ставил задачи по организации боевой учебы, изучению и освоению боевой техники. Запомнилось, как М. И. Неделин докладывал маршалу Советского Союза Г. К. Жукову (первому заместителю Министра обороны СССР) о состоянии инженерно-ракетных бригад. Г. К. Жуков одобрил доклад, ответил на наши вопросы и высказал ряд рекомендаций. Вообще, встречи с М. И. Неделиным были для нас, командиров, практической «академией». М. И. Неделин во время своего пребывания на Полигоне в доброжелательной манере и краткой форме разъяснил нам суть ракетно-космической программы, предназначение Полигона и перспективы его развития. Услышанное мною впечатляло масштабом и новизной. Маршал рекомендовал начать ознакомление со структурой Полигона, ракетно-космической техникой и содержанием проводимых совместных летно-конструкторских испытаний. На Полигон ранее был вызван также полковник М. Г. Григорьев. Он имел аналогичную со мной задачу. Как потом выяснилось, М. И. Неделин лично изучал и подбирал двух кандидатов на новые участки работы. Одного — на должность командира первого боевого объекта, второго — на должность начальника штаба полигона. По истечении месяца нашей командировки М. И. Неделин провел подробную беседу с каждым из нас в отдельности. После этого принял решение: М. Г. Григорьева назначить на должность командира нового объекта, а автора этих строк — начальником штаба полигона».
Первые впечатления
«Они превзошли все ожидания. Новизна научных замыслов и идей, реализованных в конструкциях ракеты и технических системах, целеустремленность и высокий энтузиазм, царивший в среде испытателей, радовали душу и вдохновляли. Приятно было, конечно, и то, что ракетная техника и каждый ее агрегатный узел были только отечественными. Ракета Р-7 («Семерка») — мощная межконтинентальная двухступенчатая баллистическая ракета. Впервые ее мы увидели, когда она находилась в стартовом сооружении, на ней проводились предстартовые (вертикальные) испытания. Готовили третий по счету пуск. Конструкция ее (пакетная схема) принципиально отличалась от ранее созданных одноступенчатых баллистических ракет: она состояла из пяти блоков и имела внушительные габариты. На ее базе была создана первая советская ракета-носитель (РН) «Спутник». На четырех боковых блоках первой ступени были установлены четырехкамерные ЖРД (РД-107), а на второй ступени — также четырехкамерный двигатель РД-108. С помощью этой ракеты на орбиту выведены первые три советских ИСЗ: 4.10.57 г.— 1-й ИСЗ (ПС-1); 3.11.57 г.— 2-й ИСЗ (ПС-2); 15.5.58 г.— 3-й ИСЗ (автоматическая станция). РН обладала стартовой массой в момент отрыва от пусковой установки около 267 т, внушительными габаритами (диаметром по воздушным рулям 10,3 м, полная длина ракеты около 29 м). Вес полезного груза до 1327 кг. Стартовый комплекс впечатлял своей уникальностью. Баллистические ракеты, ранее созданные как у нас, так и за рубежом, устанавливались по классической схеме — торцом на пусковой стол. Пусковые столы для одноступенчатых баллистических ракет по своей конструкции были достаточно простыми. В пусковой системе «Семерки» была реализована совершенно новая идея. Ракета в стартовой системе подвешивалась за «талию» выше центра тяжести пакета с опорой на несущие конструкции (четыре несущих стрелы). Схема подвешивания ракеты обеспечивала ее удержание и своевременное ее «отпускание» (когда тяга двигателей превысит вес ракеты). Для этого в конструкции пусковой установки были предусмотрены специальные устройства — ферма с верхним сектором и металлические противовесы в нижней части каждой фермы. Отвод системы от стартующей ракеты осуществлялся за счет силы тяжести противовесов и других элементов системы. Главным сооружением технической позиции Полигона был обширный, оснащенный аппаратурой, монтажно-испытательный корпус (МИК). Он включал комплексы сборочного испытательного оборудования, обеспечивающего расконсервацию РН и КА после транспортировки, сборки ступеней РН и КА и их испытания. Измерительный комплекс Полигона (ИКП) был оснащен совершенно новыми по тому времени средствами измерений — телеметрическими, радиотехническими и оптическими. Начинался монтаж первой ЭВМ (Урал-1). ИКП обеспечивал измерения параметров ракеты на активном участке траектории и на ее нисходящей ветви. Измерительные пункты размещались вдоль трассы полета ракеты на огромной территории. Измерительный комплекс — это глаза и уши полигона. Обработка данных измерений тогда велась вручную (использовались средства малой механизации). Работа по внедрению ЭВМ и автоматизации процесса обработки данных только начиналась...»
В музее открыта экспресс-выставка, посвященная К.В. Герчику, на которой представлены фотографии, книги, значок «Байконур», эскиз которого разработал К.В. Герчик.