Я по специальности автомобилист, и я обслуживал строительство Байконура. В то время я командовал автомобильной частью, и в моем подчинении было свыше трех тысяч автомобилей…

Обстановка, помню, была очень напряженной. Одно из наиболее ярких воспоминаний – как в 1966 году на Байконуре побывал первый президент Франции Шарль де Голь. У меня даже фотография есть. Он прилетел на самолете, потом на «Чайке» его доставили к спецпоезду и повезли смотреть запуск пяти ракет…

Запусками президент был более чем впечатлен. Одна ракета отрывалась от земли, а в это время уже показывалась головная часть другой. Все по одной ракете попали точно в цель – до сантиметра. Французский президент сказал по-русски: «Великолепно!»

Потом он должен был заехать на второй старт, там готовили монтажно-испытательный комплекс МИГ. Я в это время сидел в штабе, и вдруг начальник политотдела, генерал-полковник звонит и приказывает быть возле столовой, куда должен подъехать де Голь. Там были уже выстроены женщины и детишки с бумажными флажками в руках. Мы были в гражданских костюмах. Подъезжает де Голь – стройный, худощавый, в военной форме – и начинает обходить людей. Следующая машина привезла Леонида Ильича и Косыгина. Но они стояли возле машины, к людям не подходили. А де Голь здоровался с нами не одной рукой, а сразу двумя. В том числе и я подержался за его ладонь. Женщины скандировали: «Дружба, дружба!». Де Голь широко улыбался… Потом уехал. А мы смеялись, что руки теперь мыть не будем полгода…

На космодром, по воспоминаниям Павла Мохова, де Голь прилетел днем из Новосибирска на ИЛ-18, потом – запуск ракет и встреча с байконуровцами, а вечером по радио полковник услышал, как де Голь выступает на митинге в Ленинграде.

Я подумал, что я и то устал за день, а мне еще сорока не было, и поразился, он намного старше меня, а сколько у него сил, чтобы в один день провести столько мероприятий и говорить на митинге таким бодрым голосом! А буквально через день мы получили сообщение ТАСС о том, что Франция вышла из НАТО. Тогда штаб НАТО находился в Париже, он вынужден был переехать в Брюссель. Также де Голь не позволил разместить на своей территории американское ядерное оружие. Безусловно, случилось это после того, как президент Франции увидел нашу ракетную мощь и понял, что Россию надо иметь в числе союзников, а не противников…